Блоковский пласт моква петушки

Между этими полюсами такие источники, как: Радищева; 5 русская проза XIX. Тургенев и особенно Ф. О том же, и отчасти еще более решительно, говорит Блоковский пласт моква петушки. Левин в своей несколько более ранней статье: На первый взгляд возразить тут нечего, и все рассуждения автора выглядят крайне убедительными.

Однако исследования самого Ю. Особенно, как кажется, относится это к русской поэзии прошлого и нынешнего веков. К сожалению, этой сфере подтекстов Ерофеева в работах Ю. Левина уделено менее всего места, тогда как нас она будет интересовать в первую очередь. блоковский пласт моква петушки

блоковский пласт моква петушки

Хотелось бы предложить читателям анализ нескольких пересечений, не отмеченных в известной нам литературе, которые демонстрируют именно эту сторону поэмы. Среди них едва ли не первое место занимает ориентация на русскую но также и на классическую зарубежную, вошедшую в сознание русского читателя как интимно своя поэзию не только как на источник отдельных образов и словесных формул, но и как на образец целостного воспроизведения реального мира, преображаемого в мир художественный.

Блоковский пласт моква петушки, по крайней мере, дважды Ерофеев блоковский пласт моква петушки отдельные фрагменты своего повествования как полное подобие и на словесном, и на композиционном, и на образном, и даже на смысловом уровнях стихотворениям двух неофициальных для того времени классиков русской поэзии.

Ходасевича там, где Веничка во Франции обращается к двум прохожим. Но, как кажется, этим Ерофеев не ограничивается. Однако сегодня с утра там вместо хереса оказывается лишь вымя блоковский пласт моква петушки звучащее по радио пение Ивана Козловского.

Конечно, сразу бросается в глаза явление ангелов протагонисту, хотя и в разных функциях. Но и всю обстановку этого явления Ерофеев конструирует по образцу стихотворения Ходасевича.

И там и там — довольно раннее утро. Среди слышащихся герою Ходасевича инструментов — арфа, которой, как правило, блоковский пласт моква петушки симфоническом оркестре не бывает но зато блоковский пласт моква петушки рассказ одного из героев Ерофеева про арфисток Веру Дулову и Ольгу Эрдели. Само поведение Венички находит аналогию в стихотворении: И бедный мой Сергей Иваныч снова Перестает колоть А самое существенное то, что Ерофеев перестраивает семантику текста Ходасевича, одновременно комически травестируя его, но в то же время конструируя иную смысловую систему, где экзистенциальному опыту Ходасевича также находится место.

А состояние героя Ерофеева описано в данный момент так: Да, от горя и от холода Плохо ли тебе было? Ибо жизнь человеческая не есть ли минутное окосение души? И здесь уже нет места травестированию, даже самому блоковский пласт моква петушки изобретательному. Возможно, это связано, как у многих читателей Мандельштама того времени, с проекцией мученической гибели поэта даже на самые ранние блоковский пласт моква петушки стихи, а возможно — с чем-либо иным, но вряд ли может быть оспорено.

Композиционное кольцо тем самым замыкается: Следует отметить, что постоянное обращение Ерофеева к русской поэзии начала века вообще не должно быть удивительным. Напомним признания автора о том, что привлекало его внимание в поэзии этого времени: Иванов, Мирра Лохвицкая процитированная в поэмеИван Рукавишников Приведем еще небольшую цитату из воспоминаний Игоря Авдиева, относящуюся уже к более широкому кругу источников и описывающую рукописную библиотеку поэзии Ерофеева: Я взял одну тетрадь, другую Гекзаметры, ямбы, рондели, газели, хокку, дольники, верлибр, триолеты Гершензона, чтение главного произведения Ерофеева позволило обнаружить в нем ряд цитат из поэтов начала ХХ века, ранее комментаторами не отмеченных.

Сложить эти разрозненные фрагменты в сколько-нибудь полную картину нам не удалось. Однако, не исключая того, что будущий исследователь окажется проницательнее, приведем хотя и не исчерпывающий, но все же довольно солидный список уловленных нами цитат из поэзии того времени. Так, обращают на себя внимание две достаточно явные цитаты из Блока.

блоковский пласт моква петушки

Вряд ли подлежит сомнению, что к Ерофееву они попали не только по чисто литературным мотивам, но и были связаны с широко распространенными представлениями о блоковском алкоголизме Одна из замеченными нами параллелей представляется, в общем, не лишенной такого рода обертонов: А в сердце поет свирель? Тут, конечно, существенна не только поющая свирель, но и ангелы, и звезды, которые играют столь важную роль в поэме Ерофеева. Но поскольку подобный подход нам решительно чужд, то оставляем обещающие быть многочисленными сопоставления подобного рода иным исследователям.

Зато вторая параллель, как кажется, откликается гораздо более серьезными выводами. В описании экспериментов Венички есть такой фрагмент: И все-таки утром в пятницу я уже не просыпался. Для подобного же размышления можем предложить и еще одну тему, представляющуюся нам также связанной с Блоком, хотя лишь опосредованно.

Я знаю, почему он предал, — потому что дрожал от холода. Знакомство Ерофеева с этой поэмой несомненно. Об этом говорит не только ее присутствие в обязательной школьной программе, но и еще одна прямая цитата: Вообще похоже, что свое отношение ко многим поэтическим текстам, легшим в основание поэмы, Ерофеев прямо описал в дневнике года, начиная, что существенно в данной ситуации для нас, именно с блоковского: Чем блоковский пласт моква петушки заняты, если спросят, — так и отвечать: Не спим, не помним, не торгуем.

Но говорим, что сердцу больно. Соединение цитат из разных авторов в единый текст, своеобразный центон, где смысл возникает, прежде всего, из столкновения иной раз прямо определимых как в данном случае цитата из Блокаиной раз не опознаваемых глазом обычного читателя как прочие фрагментов, создает впечатление единого потока, в котором все может быть цитатой, а может ею и не.

На страницах дневника года Ф. Сологуб едва ли не самый частый гость. Ерофеев выписывает из его стихов по меньшей мере пять цитат. Напомним, что в приводившемся выше списке сказано, что 8 стихотворений Сологуба он помнил наизусть. А вот текст стихотворения Сологуба с купюрами:.

Первый план сопоставления ясен из простого соположения цитат, потому не будем о нем больше говорить. Но, заметим, есть и еще одна особенность стихотворения Сологуба, которая поясняет принципы построения всего ерофеевского произведения. Речь идет о пространственной и, прежде всего, временнЧй организации поэмы, с их обратимостью, необъяснимыми провалами, мгновенными переносами и пр. Еще один намек на текст Сологуба можно увидеть в, казалось бы, блоковский пласт моква петушки вмещающейся в общеизвестный подтекст из Достоевского фразе: Однако обратим внимание на ритмическое строение этой фразы, несколько отличное от ритма Достоевского, и тогда на память блоковский пласт моква петушки эквиритмичная строка Сологуба: В описании возлюбленной из Петушков, естественно, блоковский пласт моква петушки из поэзии, в том числе блоковский пласт моква петушки поэзии начала века, встречаются с особенной частотой.

О блоковском пласте мы уже говорили, но есть здесь отсылки и к другим текстам. Однако сам Веничка отнюдь не блоковский пласт моква петушки на пастернаковского героя, поскольку стилизован совсем в другом духе: Быть ли мне вкрадчиво-нежным?

блоковский пласт моква петушки

Быть ли мне пленительно-грубым? Одним словом, кроме подтекстов очевидных, в блоковский пласт моква петушки Венички и его возлюбленной сливаются многие мотивы Блока, Маяковского и Пастернака, что уже само по себе заставляет пристальнее вглядеться во многие обстоятельства, связанные как с реальным жизненным обликом этих поэтов, так и с различными интерпретациями блоковский пласт моква петушки творчества и жизни. Наконец, последнее, что хотелось бы в этом контексте отметить, относится к цитатам из поэзии М.

Три образца, разбросанные по страницам поэмы, нам не удается привести в какую-либо систему и представить их роль в семантическом строении поэмы сколько-нибудь значительной, однако само их появление, с нашей точки зрения, небезынтересно. Впервые отсылка к Кузмину возникает в том же описании встреч с возлюбленной: Вторая цитата обнаруживается, наверное, в самом регулярно цитируемом месте поэмы — в описании коктейлей: Наконец, отчаянный призыв Венички: Вместе с тем было бы весьма опрометчивым полагать, что Ерофеев опирается только на блоковский пласт моква петушки тексты будь то поэзия XIX или начала XX веков.

блоковский пласт моква петушки

Присутствие этого блоковский пласт моква петушки в поэме, как нам представляется, чрезвычайно существенно. Потому особенно важно установить хотя бы некоторые случаи цитирования русских поэтов, ускользнувшие от внимания исследователей, прежде всего, по причине их, поэтов, периферийнного положения в системе художественных ценностей, которая существует в традиционном общественном сознании.

Блоковский пласт моква петушки, однако, что здесь есть адресация более конкретная, связанная не с романами и фильмами, а с поэзией и песней. Но не только пародия на историко-революционные мотивы поэзии и поэтической песни тех лет характерна для Ерофеева. Предположение это выглядит тем более вероятным, что бытование песен Окуджавы в окружении Ерофеева зафиксировано не только мемуарами Из воспоминаний И. Так, в дневнике года существует запись, которую публикатор комментирует так: В дневнике только краткая запись: Соседство песни Окуджавы с народной в контексте описания тяжелых переживаний делает вполне обоснованным предположение, что и в поэме другая песня того же автора могла быть упомянута в сходных обстоятельствах.

Начинается это блоковский пласт моква петушки фразы: Центральная часть этой фразы полностью укладывается в правильный стихотворный размер сочетание четырех- и трехстопного ямбачто заставляет поискать какие-либо и лексические параллели с известными стихами.

Но есть тут и еще одна цитата, уже не столь заметная:. Но тут же, прямо рядом, чувствуются параллели с песнями Александра Галича, чрезвычайно в конце шестидесятых популярными.

Парафраз Шекспира комментарием объяснен, но не отмечены почти идеально процитированные слова Галича: Но есть, как кажется, и более глубокий смысл. Бойтесь единственно блоковский пласт моква петушки того, Кто скажет: Может быть, наиболее открыто слышна она блоковский пласт моква петушки известных пародирующих Ленина словах: На каждую ступеньку лестницы — по плевку.

Чтобы по ней подыматься, надо быть жидовской мордой без страха и упрека, пидором, выкованным из чистой стали с головы до ног. Таким образом, на смену откровенному пародированию приходит более сложная игра на явно симпатичных автору текстах, которые к тому же ставятся в прямое соседство с безусловно авторитетными в мире Ерофеева Пушкиным не тем, который оболган и высмеян школьной программой, а подлинным и Шекспиром.

Но Ерофеев опирается не только на высокую русскую поэзию прошлого.